pexels-photo-208101(1)

Путеводитель по #зраде (для тех, кто не читает новости)

Текст: Ольга Руденко

Наш новый текст – базовое объяснение для тех, кто совсем не читает новости и поэтому не понимает, что происходит в стране и почему люди вокруг чем-то недовольны.

Содержание

  1. Что вообще происходит?
  2. Была революция, которая должна была все исправить. Что пошло не так?
  3. Что такое коррупция?
  4. Если так было всегда, почему люди недовольны сейчас?
  5. Разве ничего хорошего не происходит?
  6. Причем здесь Порошенко?
  7. Что случилось с теми, кто пришел во власть на волне Майдана?

1. Я вообще не читаю новости про политику. Что происходит?

Происходит вот что. Три года назад народ Украины “перезапустил” власть: выгнал коррумпированного и пророссийского президента Виктора Януковича, из-за чего рассыпалась и его Партия Регионов, и избрал новых президента и парламент – по идее, гораздо лучших, чем Янукович и его приспешники. Был взят курс на реформы, евроинтеграцию, и борьбу с коррупцией и олигархами.

Но все пошло не совсем гладко.

Борьба с коррупцией не случилась: за три года не был осужден ни один топовый чиновник – ни из числа текущей власти, ни их предшественников. Все олигархи, кроме одного, остались на местах и сохранили свое влияние, а журналисты раз в неделю разоблачают коррупционные схемы с участием высших чинов – это, впрочем, не мешает им оставаться на местах и продолжать работу.

Параллельно продолжается война на Донбасе, в Крыму хозяйничает Россия, и с экономическим ростом пока тоже не складывается (наш ВВП в 2016 году был чуть больше ВВП Словакии, страны с населением в 5,5 миллиона).

В общем, что-то явно пошло не так.

2. Но у нас же была революция, которая должна была все изменить. Что случилось?

Если коротко: революция свергла коррумпированный режим, но не установила новые правила для их последователей.

На высших позициях во власти сохранилась критическая масса людей из старой системы. Частью этой системы были взятки и распределение бюджетных потоков – попросту, коррупция. Которая ведет к воровству и неэффективному управлению страной и ее ресурсами.

После революции произошли парламентские и президентские выборы, которые должны были перезапустить власть. С этим не сложилось: украинцы избрали президента, который был органической частью старой политической системы – одним из главных олигархов, человеком с богатым опытом и связями в политике.

С парламентом случилось похожее. После переизбрания в 2014 году Верховная Рада обновилась на две трети – 64% из 422 депутатов избрались в парламент впервые. Но качественной перемены не произошло: постреволюционный парламент грешит теми же вещами, что и все созывы до него: депутаты берут взятки (против нескольких открыты уголовные дела), прогуливают заседания и кнопкодавят.

3. То есть все это ради того, чтобы красть деньги? Как именно их крадут?

Способов очень много.

Если вы депутат, можно лоббировать законы за большие деньги.

Если вы – очень высокопоставленный чиновник, можно поставить своего человека директором большого госпредприятия. А уж там есть где развернуться. Можно, например, зарабатывать на госзакупках: дорогой заказ можно дать знакомым – и получить откат. А можно – дать его фирме вашей жены, которая перепродаст госпредприятию втридорога товар, купленный дешево у настоящего поставщика.

Если вы работаете в важной силовой структуре, можно внезапно приходить в гости в большие компании, забирать оборудование, без которого встанет работа, а потом договариваться, на каких условиях вы его вернете.

Если вы – собственник компаний, которые поставляют электричество и тепло, можно попробовать пролоббировать нечестный, но очень выгодный для себя тариф на ваши услуги, после которого прибыль сильно вырастет.

Наконец, можно создать очень большой банк, вывести из него много денег, а потом отдать пустой банк государству (государство вынуждено будет национализировать банк и вытаскивать его из пропасти, потому что он слишком большой, чтобы позволить ему рухнуть).

Еще, конечно, можно просто уклоняться от налогов и выводить деньги в офшоры.

Как видите, способов много, и все они продолжают работать в постреволюционной Украине, что многих очень расстраивает.

Все эти вещи можно делать только при поддержке чиновников. В такой системе все они – от мэров и депутатов до президента – становятся распорядителями коррупции. В их власти решить, кто получит доступ к госпредприятию, бюджетному потоку, жирной налоговой льготе, или удобно завышенному тарифу для своей индустрии.

4. Если так было всегда, почему сейчас все недовольны?

Потому что многие украинцы считали, что после Евромайдана правила изменились, и власти уже просто невозможно вести себя так, как раньше. Оказалось – вполне возможно.

Например, вот несколько совсем недавних событий, которые не вписываются в ожидания от “постмайданной” власти:

  1. Суд оправдал ректора-миллионера. Десять лет назад он незаконно продал здания государственного университета своей жене и детям – а те стали сдавать их университету в аренду.
  2. Антикоррупционное бюро расследует взяточничество в Миграционной службе. Чиновница соглашается сделать иностранцу украинское гражданство за 30 тысяч долларов. Но вмешивается Генпрокуратура – срывает операцию, заводит уголовные дела на агентов бюро и раскрывает их личности.
  3. За атаку власти на антикоррупционное бюро Украине грозят отменой безвизового режима.
  4. В рамках очищения судебной системы в Украине переизбрали Верховный суд. Но среди 120 победителей конкурса оказались 30 судей с сомнительной репутацией.
  5. Тем временем, до сих пор не создан антикоррупционный суд – новый независимый суд, который бы рассматривал дела о коррупции высокопоставленных чиновников. Без независимого суда такие дела не могут быть доведены до конца. Созданию суда сопротивлялся сначала президент, а потом – парламент (где президент контролирует самую многочисленную фракцию).
  6. Соратник и главный спонсор изгнанного в 2014 году президента Януковича за последний год удвоил свое состояние. Журналисты и эксперты считают, что помог ему в этом нынешний президент.
  7. А государственная охрана нападает на журналистов, которые пытаются снять на камеру гостей, которые приехали на свадьбу сына генпрокурора. Потом окажется, что генпрокурор использовал своих подчиненных и машины генпрокуратуры для обслуживания свадьбы сына.

5. Но разве ничего хорошего не случилось? Я все время слышу о реформах

Кое-что хорошее случилось.

Вот несколько примеров того, что “пошло хорошо” после Евромайдана: Украина получила безвизовый режим и подписала Соглашение об Ассоциации с Евросоюзом, появилась новая патрульная полиция, усилилась армия, были созданы несколько антикоррупционных институций, госзакупки стали происходить через систему Prozorro, упрощается налогообложение, начались реформы медицины, пенсий и судебной системы, отменили пошлины на ввоз электромашин.

Но даже эти успехи – не всегда стопроцентные. Вот почему:

Успех: Были созданы независимые институции для борьбы с коррупцией. Проблема: Одна из них (НАЗК) сейчас подозревается в подконтрольности президенту, а на вторую (НАБУ) ведут атаку одновременно генеральная прокуратура и парламент.

Успех: Госзакупки стали делать через Prozorro. Проблема: Недавно парламент поддержал так называемый закон “Купуй українське”, который позволит во время закупок переплачивать избранным поставщикам. Один из создателей Prozorro назвал это “мегакоррупционной схемой”, через которую будут украдены миллиарды гривен.

Успех: В несколько раз увеличился оборонный бюджет – в этом году он вырос до 5% ВВП страны. Проблема: Все оборонные закупки засекречены. Это значит, что общество не имеет никакого контроля над тем, как именно тратятся бюджетные миллиарды. При этом мы догадываемся, что кое-что воруют (раз, два, три).

Успех: Начали реформу пенсионной системы, пенсии повысили. Проблема: Это косметическая реформа, которая немножко улучшает положение сегодняшних пенсионеров, но не решает долгосрочную проблему – неэффективной системы, при которой пенсии маленькие, работающих налогоплательщиков слишком мало, а альтернативы государственным пенсиям нет.

6. И что, в этом виноват Порошенко? Какие претензии есть именно к нему?

Примерно такие: невыполнение ключевых обещаний, непоследовательность, возможное участие в коррупции.

Во время предвыборной кампании Порошенко обещал продать свои бизнес активы, покончить с влиянием олигархов на политику и закончить войну за считанные недели.

Сегодня война продолжается, бизнес не продан, а олигархи из первой пятерки чувствуют себя не хуже, чем раньше. Единственное исключение – Дмитрий Фирташ, который с 2014 года находится в Австрии, где против него расследуется уголовное дело (с Фирташем, по его словам, Порошенко согласовывал свое выдвижение на президентских выборах; Порошенко это отрицает).

Репутацию Порошенко подпортило расследование Panama Papers в 2016 году: оказалось, что уже после своего избрания президент основал офшорную компанию на Британских Виргинских Островах, и “забыл” указать ее в декларации. Через полтора года второе расследование – Paradise Papers – показало, что компания была создана, чтобы перерегистрировать на нее Roshen, основной бизнес президента.

После выхода первого расследования Порошенко, по его словам, передал Roshen в слепой траст – это значит, что он остается конечным собственником компании, но никак не участвует в ее деятельности. Представители Порошенко отвергают обвинения в том, что Roshen уводили в офшор для уклонения от уплаты дивидендов или налогов.

Но президент ответственен не только за себя и свои промахи. Он влияет на парламент (самая большая фракция – Блок Петра Порошенко), Кабинет министров (премьер-министр Владимир Гройсман – его креатура и давний соратник), а также напрямую – на СБУ, Генеральную прокуратуру, Нацбанк, министерство иностранных дел и министерство обороны.

7. А как же те, кто пришел во власть на волне Майдана – молодежь, активисты, бывшие журналисты? Они что, влились в систему?

По-разному.

Например, бывший журналист Сергей Лещенко, который избрался в парламент по партийному списку Блока Петра Порошенко, стал в партии своего рода внутренней оппозицией – он часто критикует и собственную фракцию, и президента, и назначенного президентом генпрокурора.

Еще более радикален другой бывший журналист и антикоррупционный активист – Егор Соболев, который избрался в парламент по списку партии Самопомощь.

Но есть и другие примеры. “Козак” Михаил Гаврилюк, один из самых известных активистов Майдана, ассимилировался и во всем слушается фракцию (Гаврилюк – депутат фракции Народный фронт, которой руководит бывший премьер-министр Арсений Яценюк) – например, недавно проголосовал за скандальное решение снять того же Соболева с поста главы антикоррупционного комитета парламента.


 

Це – двадцять другий текст із серії публікацій “Все можна зрозуміти”. Наприкінці 2016 року ми провели фандрейзинг, щоб створити серію із 30 текстів, що пояснюють складні речі простими словами. Дякуємо вам за підтримку. Ми вітаємо відгуки та побажання щодо тем. Інші тексти – тут.

Головне фото: Pexels.com

Напишіть відгук

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *